Возрождение индивидуально-кооперативного труда

 

В течение многих лет вырабатывалось подозритель­ное отношение ко всем видам труда вне государственного сектора. Ведь даже колхозную собственность не призна­вали равноправной, пытались «облагородить» ее, «под­нять» до уровня общенародной. На долгое время оказа­лись законсервированными талант и мастерство, инициа­тива миллионов людей. Потребовалось, действуя методом проб и ошибок, пройти немалый путь различного рода преобразований, реорганизаций, поисков, чтобы вернуть­ся к идее кооперации как эффективной форме хозяйство­вания. Как удачно выразился В. Липицкий, кооперация выглядит для нас как знакомый незнакомец. Заново присматриваясь к ней, мы вынуждены коренным образом менять свои установки, сложившиеся на протяжении мно­гих лет, впитанные буквально с молоком матери. Безвоз­вратно должно уйти в прошлое представление о социа­лизме как о некоем казарменном обществе, где все рег­ламентируется, уравнительно делится, по карточкам распределяется, где нивелируется, превращаясь в «вин­тик», сам человек.

Возрождение индивидуально-кооперативного труда связано и с тем, что во многих сферах экономики госу­дарственный сектор оказался неэффективным, неразво­ротливым. Да и должно ли государство в обязательном порядке брать на себя заботу, скажем, солить огурцы, квасить капусту, вязать веники и т. п.?

Наибольшее недовольство населения вызывают высо­кие цены на товары и услуги индивидуалов и кооперато­ров. Часто они носят вымогательский характер, чему спо­собствуют товарный дефицит и наличие свободных денег (по расчетам экономистов, 60—70 млрд свободных денег на руках у населения могут быть отоварены в любой мо­мент — лишь бы было что купить).

«В условиях нехватки товаров народного потребления предоставленное кооперативам право устанавливать цены самостоятельно вылилось в монопольное их завышение, Так, в большинстве кооперативов общественного питания наценки достигают 300% стоимости блюд по калькуля­ции. Продукты питания, включая и дефицитные мясо­молочные, «добываются», как правило, в государствен­ной розничной торговле. А в расчетах с потребителями они фигурируют уже как приобретенные на городском рынке, где цены в 2—3 раза выше. Создается устойчивый канал насаждения коррупции в торговле.

Верхний предел устанавливаемых самостоятельно цен ограничен такими параметрами, как общественно необходимые затраты труда, качество товаров и услуг, интересы потребителей. На практике чаще всего эти тре­бования игнорируются, j Кооперативы скупают готовые швейные и трикотажные государственные изделия, на­носят на них эмблемы, рисунки и продают по сверхвы­соким ценам. Например, майки и футболки с символикой продаются по цене, в 5—8 раз превышающей исходную. В 2—3 раза дороже реализуются магнитофонные кассе­ты после записи на них музыкальных программ. Товары же, изготовленные из государственного сырья, должны реализовываться по государственным ценам. Более того, кооперативы не могут вообще заниматься операциями с товарами, приобретенными в государственной розничной и оптовой торговле. Нарушение этих положений поро­дило массовое распространение спекуляции.

 
 
 

    Так же читайте:


 
 

0 Комментариев

Вы можете быть первым..

 
 

Оставить комментарий

 

Вы должны быть авторизированны что бы оставить комментарий.