Насильственная коллективизация

 

В этих построениях, однако, есть одно слабое место. Оно является центральным для понимания выбора пути развития сельского хозяйства. Принудительный, неподкрепленный личной инициативой труд — самый непроиз­водительный. При нормальных экономических отноше­ниях государство, не разрушая сельского хозяйства, смог­ло бы взять больше налоговым способом, чем методом продразверстки, к которой оно вернулось в год «великого перелома станового хребта народа», по меткому выраже­нию В. Селюнина. Подтверждением этому служит опыт нэпа. Уже в 1922 г. благодаря хлебному налогу и закуп­кам зерна государством был превышен объем продраз­верстки любого из предшествующих годов, а в 1923 г. на внешний рынок впервые после революции поступило 130 млн пудов пшеницы.

В результате насильственной коллективизации сель­ское хозяйство на долгие годы было отброшено далеко назад: сократились валовые сборы важнейших видов продукции растениеводства, уменьшилась урожайность, в критическом положении находилось животноводство. Лишь дважды в довоенный период, в 1937 и 1940 гг., сель­скохозяйственное производство поднималось на уровень, достигнутый к началу коллективизации. Только начиная с 1950 г. стабильно стали превышаться валовые сборы зерна нэповского периода. Количество крупного рогатого скота и овец достигло уровня 1926 г. (максимум до кол­лективизации) лишь в конце 50-х гг.

Естественное желание хлебороба свободно хозяйство­вать, признанное известным Декретом о земле, было объ­явлено частнособственническим пережитком. Рыночный взаимовыгодный обмен, основанный на товарно-денеж­ных отношениях, был заменен диктатом, господством ко­мандно-административных методов. Колхозная, равно как и совхозная, продукция по существу не продавалась и не покупалась, а изымалась почти безвозмездно.

В послевоенный «сталинский» период на основе экви­валентного обмена из деревни были выкачаны огромные средства. За 1946—1953 гг. национальный доход, произ­веденный в сельском хозяйстве, составил 298 млрд р., из них в отрасли использовано только 193 млрд р. (с учетом доли сельского хозяйства в общегосударственных расхо­дах). Следовательно, 105 млрд р. ушло в другие сферы экономики.

Крайне низкие цены на продукцию колхозов не воз­мещали общественно необходимых затрат труда. Пшени­ца поставлялась по 1 к. за кг, а розничная цена на муку составляла 31 к. Рожь брали по 0,6 к., продавали муку — по 25 к. Колхозная говядина обходилась государству в 23 к. за кг, розничная цена в среднем — 1,5 р. Молоко, соответственно,— 2,8 и 22 к. за л.

Оплата труда колхозников была мизерной, скорее символической. После выполнения всех обязательств трудодень чаще всего оказывался «пустым». Главным источником существования было личное подсобное хозяй­ство, но и оно облагалось непомерными налогами. Кроме земельного налога, каждый крестьянский двор обязан был поставлять государству мясо, молоко, яйца, шерсть, и другую продукцию. Налогом были обложены даже фруктовые деревья, независимо от того, плодоносили они или нет.

 
 
 

    Так же читайте:


 
 

0 Комментариев

Вы можете быть первым..

 
 

Оставить комментарий

 

Вы должны быть авторизированны что бы оставить комментарий.