Что будет без конкуренции?

 

Без конкуренции идей, товаров и услуг резко замед­ляется общественный прогресс. И нам никогда не удастся достичь уровня жизни западных стран с рыночным хо­зяйством и сильной конкуренцией.

Нет никакой другой экономической формы, которая в такой степени стимулировала бы рост производительних сил, как прибыль. Можно «спускать» предприятиям планы по производству продукции, по экономии матери­альных ресурсов, стимулировать их выполнение и пере­выполнение. Но как заставить людей создавать новые виды техники и технологии, улучшать потребительские свойства товаров, исключив прибыль и конкуренцию из экономических отношений? Практика и нашей, и других стран подтверждает, что сделать это, отказавшись от со­держательных товарных отношений, нельзя. Бестоварное производство, игнорирующее эквивалентность обмена, нарушает баланс интересов как производителей, так и потребителей и ведет к стагнации экономики. Оно нежиз­неспособно.

А как можно «сменить форму», отказаться от денег и вести учет труда прямо в рабочем времени? Невозмож­но и это, даже если бы мы и очень захотели последовать советам «мудрецов от экономики». Представьте себе: вы отработали свой день и получили квитанцию достоинст­вом «в 8 ч рабочего времени». На складе, где квитанции обмениваются на продукты, вы выбрали вещь «в 6 ч ра­бочего времени». Надо дать сдачу квитанцией двухча­сового достоинства. (То же разменивание и обращение, как и у нынешних денег!) Чтобы предотвратить приток в обращение фальшивых квитанций, придется централизо­вать их изготовление. Мы возвратимся к тем же денеж­ным знакам, от которых пытались избавиться.

Учет труда непосредственно в рабочем времени, вне стоимостной оценки, приведет к нивелированию квали­фицированной и неквалифицированной рабочей силы. В результате ухудшится качество трудовых ресурсов, что скажется на экономике самым пагубным образом.

О несовместимости плана и рынка толкуют и некото­рые радикалы. Они отвергают планирование, считая его инструментом административного социализма. Разница между ними и консерваторами состоит в том, что если первые испытывают недоверие к эффективности какого- либо регулирования экономики со стороны государства, то вторые «открещиваются» от рынка.

Тоска по прошлому не случайна. В догмах, от кото­рых общество отказывается, «закодирован» интерес но­менклатурной бюрократии. Революционный характер пе­рестройки подрывает монополизм — основу ее власти, не гарантирует спокойную жизнь, право пожизненно зани­мать руководящие должности, командовать, распоря­жаться, делить, назначать, увольнять и т. д. Есть и не­

понимание сущности новой хозяйственной модели, наив­ная вера в то, что и старые методы хороши: стоит только нажать, укрепить, потребовать — и все станет на место. Дисциплина трудовая, технологическая, договорная, без­условно, необходима, и ее следует строго соблюдать. Но главное — это проблема экономическая, и ее можно ре­шить только рыночными методами.

Существует и страх перед неизвестным будущим. Во многом он навеян средствами массовой информации, ко­торые сделали акцент на росте цен, банкротстве пред­приятий, безработице.

 
 
 

    Так же читайте:


 
 

0 Комментариев

Вы можете быть первым..

 
 

Оставить комментарий

 

Вы должны быть авторизированны что бы оставить комментарий.